Идеальный ДР, birdroid

birdroid

( ͡° ͜ʖ ͡°)
Регистрация
19 Дек 2013
Сообщения
963
Реакции
624
Баллы
0
Возраст
32
Адрес
Уфа
Название: -
Автор: birdroid
Сеттинг: AC Syndicate
Персонажи: Джейкоб Фрай, Иви Фрай, Итан Фрай, Генри Грин
Размер: <5000 слов.
Жанр: family
Рейтинг: PG
От автора: я, наверное, никогда ничего не напишу по Ассасинам, если не будет клича о конкурсе от администрации сайта х) Долго думала насчёт того, какой ДР был бы идеальным для близнецов, и пришла к выводу, что, пожалуй, тот, когда они осознают что-то важное о себе или друг о друге. Писалось до того, как сама села играть и до того, как мои руки дошли до книги, и я была офигенно горда собой, когда узнала, что мои хэдканоны подтвердились каноном)

Первый день рождения

Осенние дни подходили к концу. Несменяемые дожди, бушевавшие в Кроули, сделали короткую и, возможно, последнюю паузу в этом году, открыв взгляду бездонное небесное полотно. Закатные лучи окрасили пригород в медные тона, и полупрозрачные редкие полосы облаков с каждым часом розовели всё ярче.

Итан с удовольствием сделал бы глубокий вдох и совершил прогулку. Он мог бы заглянуть к знакомому художнику и убедить его запечатлеть красоту вокруг. В крайнем случае, Фрай сам взялся бы за кисть и попытался изобразить яркие образы руками, которые слишком привыкли к совсем другому инструменту, но, увы, ассасин ничего этого не видел.

У него рожала жена, и он уже знал об осложнениях.

Он с трепещущим сердцем шагал вокруг входной двери, за которой не утихали крики его любимой. От волнения он мял пальцы рук, кусал губы, хватался за голову, но всё никак не мог найти себе места. Мрачная тревога породила другое чувство ‒ вину, и Итан стал давать себе обещания и клятвы со скоростью печатного станка. Если бы только они были аккуратнее, ‒ или он, в частности, терпеливее, ‒ то Сесилии бы не пришлось нести двойню. Мучительный процесс закончился бы уже более часа назад, его бы уже представили своему первенцу, и его жена бы уже отдыхала, а не продолжала стенать в агонии.

Вдруг голоса за стеной затихли, а вместе с ними замерло сердце ассасина. Петли двери тяжело и виновато скрипнули, и навстречу Фраю вышел врач.

Прежде, чем тот заговорил, прошла вечность ‒ по крайней мере, так показалось обоим. В груди Итана всё ещё не остывали угли надежды, и он был готов облегченно выдохнуть. Ведь он и Сесилия уже отстрадали своё? Теперь, в награду за истязательное волнение и чудовищную боль им ведь полагалось стать родителями двоих чудесных деток, так? Вдвоём, так?

Слова, произнесённые врачом, прозвучали громче колокола.

* * *

‒ Ты знаешь, что тебе совсем не обязательно уезжать, сынок.

Итан стоял спиной к огрызку собственной семьи и укладывал необходимые вещи в дорогу. Правило номер один: если путешествуешь кораблём, прятать оружие можно только прослойках кожи сумки, так как в любой момент могут попросить показать багаж. Правило номер два: если оно не умещается в таком положении, то следует его замаскировать.

‒ Итан…

Правило номер три: если не удается соблюсти первые два правила, то никто не должен найти тел. Просто поразительно, почему ему всегда приходилось следовать третьему правилу, а Сесилия в любой момент может…

‒ Итан!

Ассасин тяжело развернулся и смерил мать своей жены ‒ покойной жены ‒ недовольным взглядом.

‒ Что?

‒ Ты нужен детям!

“Забавно, ‒ мрачно подумал мужчина и вернулся к вещам, ‒ а они мне ‒ нет.” В какой-то момент он задумался, точно ли подумал эту фразу, а не произнёс её вслух, потому что через секунду его развернула могучая рука, которая тотчас влепила пощёчину.

‒ Не смей их бросать!

‒ Я и не бросаю их! ‒ как можно убедительнее прикрикнул Фрай, хотя сам толком не представлял, кого именно он хотел убедить. ‒ Я обещал другу, что мы, ‒ мы ‒ это я, Сесилия и наш ребёнок, ‒ отправимся в Индию, чтобы помочь ему с тренировками сына. Но планы изменились. Сесилия умерла, а я не в силах позаботиться о двух детях сразу, да ещё и в такой далёкой стране. Я еду. Они ‒ нет.

‒ И когда ты вернёшься? Через год? Два? Десять лет? Как долго ты готов нянчить чужого сына, ценой жизни с собственными детьми?

‒ Хоть целую вечность! ‒ сорвался на крик Итан и ужаснулся от того, что признание далось ему без тени стыда. ‒ Я не хочу детей. Ни одного из них. Мне нужна Сесилия! Мне нужна женщина, которую они отняли у меня одним своим рождением!

Вторая пощёчина едва не сбила ассасина с ног, из его носа потекла алая струйка.

Тишина, повисшая в комнате показалась холоднее раннего мороза за окном, и Фрай устало плюхнулся на дощатый пол. В поле его зрения попала кроватка, в которой спали они, держа друг друга за крошечные ручки, и мужчина прикрыл глаза и отвернулся.

‒ Если возня с ними утешает вас, когда вы думаете о дочери, то, вперёд, вырастите из них хороших людей. Наши сбережения остаются в этом доме, тратьте их по своему уразумению. На первое время их точно хватит. Потом буду присылать письма и деньги.

‒ У тебя отняли одну жизнь, но подарили две, ‒ попыталась вразумить его женщина. ‒ Жаловаться на это ‒ грех.

‒ Правда? Больший грех, чем делать вид, что любишь их, когда ты их ненавидишь?

Она не ответила и встала у кроватки так, чтобы младенцы не запомнили спину отца у порога.

Итан уже держал ручку двери, когда вдруг вспомнил: он ещё даже не дал им имён.

‒ Пусть их зовут Иви и Джейкоб, ‒ хриплым от горя голосом произнёс он, стараясь не оборачиваться. ‒ Мы выбрали эти имена, когда думали, что ребёнок будет один. Им даже, наверное, повезло, что их ‒ двое.

Седьмой день рождения

Джейкоб всегда завидовал ребятам, дни рождения которых выпадали на тёплые месяцы. Летом можно было купаться в реке, гонять животных по полю, играть допоздна с соседскими ребятами или хотя бы даже устраивать догонялки с Иви. Он бы даже не имел ничего против января, когда кругом лежал мягкий снег, из которого можно было лепить снежки, а река превращалась в скользкую дорожку, но, нет, почему-то их праздник попал на мрачный, дождливый и грязный ноябрь.

‒ Хуже не придумаешь, ‒ поделился юный Фрай мыслями с сестрой, которая нашла утешение в книжках с яркими картинками.

Повезло ей. Иви могла погрузиться в волшебный мир из сложных слов и странных изображений и позабыть о том, что по окнам хлестал ливень. Она сидела на полу, подобрав под себя ноги и тем самым смяв бежевую льняную юбку с алой вышивкой ‒ бабушкин любимый праздничный наряд.

‒ Я сказал, хуже не придумаешь, ‒ громче повторил Джейкоб, видя, что сестра не обратила ровно никакого внимания на его страдания.

‒ Представляешь, в Индии люди используют огромных слонов вместо лошадей! ‒ с восхищением воскликнула Иви, не отрывая взгляда от чтения.

‒ Брось ты уже эту книгу. Картинки оттуда можно было давным-давно уже запомнить. Ты всё равно не умеешь читать.

‒ А вот и умею, ‒ не без чувства превосходства произнесла девочка и гордо задрала носик. ‒ И там живёт наш папа. Тебе не интересно, что он делает?

‒ Живёт. Ты сама только что сказала.

Иви вместо ответа, подражая бабушке, закатила глаза и мотнула головой.

‒ Думаешь, в этой книге написано про него? ‒ спросил Джейкоб тоном, подразумевавшим отрицательный ответ.

На лице девочки проступила растерянность, и она, почувствовав, что не выиграет затеваемый спор, закрылась от брата книгой.

‒ Я только на двадцатой странице. Дальше больше картинок, так что совсем скоро я закончу. А там и узнаю.

Она ожидала, что Джейкоб скажет что-нибудь неприятное и уже подготовила самый острый ответ, на которой была способна, но её брат тихо сел рядом и присоединился к изучению книги. Когда он подошёл ближе, янтарный свет камина осветил его лицо, и девочка заметила ещё не пропавший синяк аккурат под глазом. Ей вдруг стало очень стыдно, и девочка опустила книгу на пол.

‒ Ты не обязан был лезть в драку из-за меня, ‒ сказала она и утёрла появившиеся слезинки.

‒ Ты бы не выиграла. Ты ведь совсем не умеешь драться.

Иви хотела повторить “А вот и умею!”, но её брат на этот раз был прав. А ведь ей так хотелось взять и хорошенько треснуть соседскому мальчишке по голове, за то, что он сказал будто…

‒ Мне кажется, он нас бросил, ‒ произнёс Джекоб, лёжа на полу и без интереса листая книгу дальше, к ярким картинкам. ‒ Взрослые сказали Тому, что его собака отправилась в путешествие, а я видел, как её закапывали на холме. Взрослые часто лгут, Иви.

Он услышал всхлип сестры и встал, чтобы успокоить её, ‒ Иви очень любила его шутки, хотя часто называла их дурацкими, ‒ как к ним в комнату влетела бабушка и крайне взволнованным голосом погнала детей вниз.

Джейкоб успел обменяться с сестрой взглядами, полными недоумения, и в коридоре он услышал незнакомый мужской голос. Отчего-то стало немного страшно, но вместе с тем и интересно, и он первым прибежал в прихожую.

Мужчина был очень высоким, и кого-то напоминал загоревшим лицом. У его ног лежали две полные сумки, а одет он был в длинный, но тонкий плащ ‒ видать, совсем не знал, как надо одеваться в ноябре. Его шея была обмотана в несколько слоев в шарф с узором, который отчего-то хотелось назвать индийским.

Джейкоб обернулся ‒ сестра уже стояла рядом и, судя по взгляду, обратила внимание на те же черты.

Несмотря на синяк под глазом мальчика и заплаканное лицо девочки, мужчина им улыбнулся, и, чем дольше он рассматривал их, тем шире становилась его улыбка. Затем на его глазах почему-то появились слёзы, и он дрожащим голосом произнёс:

‒ С днём рождения, дети.

В тот день Итан Фрай наконец вновь увидел Сесилию ‒ отражением в лицах своих детей.

Семнадцатый день рождения

Её легкие горели. Иви пыталась контролировать дыхание, как её учили, ‒ или скорее, как она умела, ‒ но Джейкоб всё равно бежал впереди. Она с рычанием попыталась придать своим ногам силы, но преуспела лишь в том, что больнее наступила на землю, из-за чего едва не крикнула.

Впереди показалась часовня, и девушка подготовилась к худшему. Было несправедливо, что она родилась девчонкой! Или что он не родился девчонкой! Как она должна была конкурировать с кем-то, кто был выше неё, быстрее неё, и кому из-за этого было гораздо проще вскарабкаться на стену здания, чем ей? Она ела каши, питалась по строгому рациону, изнуряла себя тяжелыми тренировками, когда он играл в какие-то дурацкие игры, но почему-то росла всё равно медленнее, чем он! Почему?

Стиснув зубы, она схватила перчатками выступившую доску и, не предоставляя своим мышцам никакой передышки, чтобы сохранить инерцию, прыжками стала забираться выше. Силуэт Джейкоба пропал на вершине часовни, ещё когда она преодолела только половину высоты, и Иви поборола в себе желание сдаться и сбавить темп. Ей казалось, что сегодня она значительно сократит разницу во времени, и девушке не хотелось упускать даже столь малую победу.

Джейкоб триумфально занял верхушку и, словно позабыв о соревновании, осматривал вечерний Кроули. Как только его сестра, тяжело дыша, устроилась ниже, он с притворным удивлением воскликнул:

‒ Иви? А ты что здесь делаешь? А, прости, вспомнил. Кажется, мы соревновались. Тебя так долго не было, что я совсем запамятовал.

У девушки не было сил говорить. Она хотела ответить ему самым гневным взглядом, но потом поняла, что и на это у неё сил не осталось. Восстановив дыхание, она опустилась на крышу и принялась рассматривать перчатки. Они порезались об металл, и теперь у неё с рук стекали капли крови.

Услышав, что её брат спустился, она тут же спрятала руки за спину ‒ Иви не хотелось давать Джейкобу лишний повод для шуток над ней.

Без лишних слов юноша снял свои перчатки и протянул их ей. Девушка про себя чертыхнулась.

‒ Держи, ‒ произнёс он, но Иви растолковала его щедрость не с той стороны.

Ей показалось, что он так демонстрирует своё очередное превосходство над ней, дескать, я могу обойтись и без них в отличие от тебя, или я-то сумел сохранить свои в сохранности. Злая и потерявшая зерно рациональности в своём поведении, она стянула с брата его любимый берет и подбросила его на волю ветру. Джейкоб округлил глаза, не понимая, что произошло, и то и дело переводил удивлённый взгляд с сестры на свой головной убор, превратившийся уже в далекую точку.

‒ Ты… за что?

Иви вместо ответа ‒ а каким он вообще должен был быть? ‒ отвернулась и принялась спускаться вниз.

* * *

Если как-то и можно было испортить канун дня рождения, то его сестра явно справилась с этой целью. Она изменилась за последние десять лет. Раньше они делили друг с другом всё ‒ приключения, радости и даже обиды. Но теперь ей не нужен был братец, чтобы побеждать в драках ‒ у неё были тренировки отца, наставления отца, компания отца, знания обо всём проклятом мире ‒ от отца, и Джейкоб бы солгал, если бы не признался, что почувствовал себя брошенным.

Ему понадобилась замена Иви, и он со временем нашел её ‒ в компании местных ребят. Они стали его новой семьёй, - это при живой-то кровной, - и Джейкоб даже порой считал, что они были во многом лучше Иви.

Или, во всяком случае, ему нравилось так думать.

В этот день юноше просто хотелось отметить где-нибудь с ними, выпить пива или поболтаться с девушками, но его любимейший отец решил, что лучший подарок для детей ‒ первое задание.

И сестричка, естественно, была вне себя от радости.

Как только ассасин сформулировал задание, ‒ перехватить фургон с оружием, направляемый в сторону Бристоля, ‒ фантазия старшей из близнецов забила ключом, и она стала предлагать план за планом, не зная, на чём остановить свой выбор.

‒ Самый быстрый, пожалуйста, ‒ произнёс Джейкоб, словно обращался к трактирщику и заказывал у него выпивку.

Иви нахмурилась, но, полагая, что причиной недовольства брата послужил её блестящий ум, стала не без снисхождения объяснять, что и в какой последовательности надо выполнить. Джейкоб запомнил в общих чертах только половину, на второй минуте скучного объяснения решив, что ему было быстрее всё сделать по-своему.

И он был прав.

Иви на удачу взяла с собой Марту ‒ чёрную кошку, найденную ею полгода назад, и Итан, если и был против, то не подал виду. В пылу боя с парой агентов ордена тамплиеров Марта вцепилась в лицо противника, и девушка, позабыв обо всём на свете стала отдирать бедное животное, чтобы оно не пострадало. В итоге, когда Джейкобу понадобилась её помощь, Иви подвела, и фургон свалился в пропасть.

Отец говорил с дочерью сурово. Настолько сурово, что Джейкоб пожалел, что сдал сестру. Он мог бы попридержать язык за зубами, и тогда бы они придумали правдоподобную историю, и никому не пришлось бы выслушивать его нотации.

‒ Я поняла, отец, ‒ произнесла Иви, впившись взглядом в пол. ‒ Я больше не возьму с собой Марту на задание. Это было глупо, и этого больше не повторится.

‒ Не повторится, Иви, ‒ согласился ассасин, и что-то в его голосе заставило близнецов тревожно поднять на него взгляд. ‒ Дорогая, Марта отправилась в очень долгое путешествие.

Девушка прикрыла рот рукой, чтобы не вскрикнуть. Затем ‒ чтобы не оглушить себя собственным плачем. Такой поворот событий совсем не понравился и Джейкобу, и он сделал шаг вперед.

‒ А это не слишком?

‒ Не слишком. Запомните. Оба. Не позволяйте личным чувствам мешать выполнению задания. Противника задержала кошка ‒ значит она дала тебе время, которое ты потеряла впустую.

Джейкоб окончательно вскипел и не удержался:

‒ Ты серьезно? А если бы это была не кошка, а я?

Итан перевел тяжелый взгляд с сына на дочь, и ответил:

‒ Задание ‒ в первую очередь.

“Что за брехня? Да чёрта с два!” ‒ подумал Джейкоб, и он был на полпути выражения мысли вслух, как Иви пулей выбежала из комнаты, и даже стальная хватка отца не смогла удержать её на месте.

‒ Отличный подарок, пап, ‒ произнёс младший близнец и тяжёлым шагом последовал за сестрой.

* * *

Как часто и случалось в эту дату, за окном свирепствовала непогода. Вместо бабушки ужин готовил Итан, но, какие бы усилия он не прикладывал, тому не суждено было стать праздничным. Иви где-то пропала до позднего вечера, а затем вернулась домой, промокшая до нитки, но невидимая и бесшумная, словно вторгалась во вражескую территорию. Джейкоб исчез примерно одновременно с сестрой, но нашёлся раньше ‒ слух о том, что младший Фрай устроил беспорядок в кабаке, молниеносно дошёл до ушей отца, но последний не стал ничего предпринимать. Сын сам вернулся пару часов спустя.

В комнату Иви постучались, но девушка ничего не ответила: она была уверена, что её никто не заметил, а потому она имела полное право не открывать дверь.

Но стук повторился.

‒ Иви?

Она почти не удивилась, узнав голос. Пожалуй, между близнецами и впрямь существовала мистическая связь. Девушка тихо открыла дверь, чтобы скрип не выдал её присутствия кое-кому внизу, и впустила брата. От него несло элем, да и походка не отличалась уверенностью, но Иви больше обратила внимание на странный конверт в его руках.

‒ Не слушай его, ‒ произнёс Джейкоб, словно они продолжали не начатую беседу.

‒ Но он прав, ‒ прикусив губу, призналась Иви и от негодования чуть не хлопнула дверью. ‒ Братство не прощает такое поведение. Я должна быть сосредоточена на выполнении задания.

‒ Ты серьёзно? А если бы действительно вместо Марты был я?

Сестра, раздираемая противоречием чувств и мыслей принялась ходить кругами по своей спальне.

‒ Я знаю! Но ведь именно для этого он нас и тренирует! Чтобы мы не беспокоились друг о друге, чтобы мы были уверены друг в друге, чтобы мы могли сосредоточиться на задании! Если бы ещё кое-кто учился вместе со мной вместо того, чтобы тратить время…

Джейкоб закатил глаза.

‒ Точно. Это ведь я, плохой ученик, сегодня подорвал задание.

‒ Прости, ‒ после тяжёлой паузы произнесла Иви. ‒ Ты совсем не виноват. Ни в этом и ни в том, что ты растёшь быстрее меня. Я такая дура.

Джейкоб бы в любое другое время охотно согласился с ней, ‒ в рамках программы шуток над сестрой, разумеется, ‒ но её подавленный вид оказывал на него удручающее воздействие. Он задумался, сделало ли возвращение отца их счастливее ‒ или хотя бы пытался ли отец сделать их счастливее, и понял, что знал ответ, но отказывался признавать его существование.

Иви открыла свой шкафчик, и достала оттуда войлочный чёрный цилиндр.

‒ Я искала похожий берет в магазинах, но не нашла ничего подобного, ‒ виновато начала она, протягивая новый головной убор брату и впившись взглядом в пол. ‒ Подумала, может, тебя устроит это. Говорят, в Лондоне все помешаны на них. С днём рождения, Джейкоб Фрай, и прости.

Юноша принял подарок и тут же надел его ‒ отчасти от того, что ему было не комфортно без утерянного головного убора, но и потому, что ему хотелось поддержать Иви. Ничего подобного он от неё не ожидал, и юноше вдруг стало стыдно, что он был такого невысокого мнения о родной сестре ‒ по его плану, это он должен был выступить в роли великодушного брата, вручив подарок Иви. Кстати, о подарке…

‒ Прощу, только если ты простишь за то, что я сдал тебя насчет Марты. Договорились? В общем, я нашёл тут кое что, ‒ Джейкоб осторожно протянул загадочный конверт сестре, и та с улыбкой приняла его, хотя и не представляла, что там могло быть.

Внутри находилась открытка с изображением кошки. Та лежала на полу, лениво протянув лапу к клубочку шерсти, и, казалось, вот-вот была готова задеть мягкой лапкой Иви. От изображения исходило тепло семейного очага, и девушка собрала всё своё мужество, чтобы не заплакать от умиления. Чтобы героиня открытки больше походила на Марту, кто-то не очень искусно мазнул белой краской по довольной кошачьей мордочке.

‒ С днём рождения, Иви Фрай, ‒ поздравил он, видя, с каким трепетом его сестра держала в руках подарок.

Иви кивнула и крепко обняла брата. Может, она больше и не искала помощи в драках, а он - братьев по оружию, но они всё равно любили друг друга, крепко и беспричинно.

Двадцать второй день рождения

Его лёгкие горели. В несколько более буквальном смысле, чем хотелось бы.

Во время последнего задания в лаборатории произошёл взрыв, и опасный газ просочился наружу. Устранить цель и не отравиться при этом было трудно, и Джейкоб совершил роковую ошибку, позабыв про контроль дыхания. Сейчас его голова шла кругом, он едва слышал голос сестры и часто отхаркивался кровью. Каждый шаг давался тяжело: его практически не держали колени, и он напоминал себе огромный бесполезный кусок мяса.

‒ Хватит наедаться в кабаках, ‒ попыталась пошутить Иви, чтобы развеять мрачную атмосферу, и Джейкоб, не желая уступать сестре в остроте языка, ответил.

Только тут же забыл, как.

Он чувствовал, как дыхание сестры под тяжестью его веса превратилось в хрип. Она, конечно, проделала большой путь от шестилетней девчушки в чепчике из хлопка до двадцатилетней девушки со скрытым клинком из стали, но одно дело ‒ пытаться перетащить тело стражника, а другое ‒ нести ещё живого ассасина, любившего изрядно потратиться на обновление экипировки.

‒ Знаешь, мне тут почему-то вспомнились такие странные вещи, ‒ произнёс Джейкоб, вопреки тому, что его язык, казалось, разбух во рту до чудовищных размеров, а вдохи чертовски кололи грудь. ‒ Ты когда-нибудь чувствовала себя виноватой перед отцом, хотя не понимала, почему?

‒ Часто, ‒ лаконично призналась Иви, стараясь экономить дыхание.

‒ Я к тому, что это так неправильно, что мы даже после его смерти пытаемся загладить перед ним свою вину, в которой мы даже не виноваты.

‒ Прекрати болтать и лучше помоги мне, ‒ произнесла Иви и остановилась.

Джейкоб не сразу понял, почему, но через пару медленных секунд он обратил внимание, что прямо перед ним стоял кэб с нетерпеливо распахнутой дверью. Он не помнил, как влез в него, ‒ наверняка, потому что не сколько он влезал, столько его туда запихнула легкая сестринская рука, ‒ но мозг Джейкоба зарегистрировал хлопок двери, грохот колёс, и свирепый крик Иви, бессердечно подгонявшей коней. Экипаж бросало из стороны в сторону, салон то и дело подскакивал, в него пару раз полетели окрашенные щепки, и ассасину хотелось пошутить, мол, если так хотелось, убила бы меня на месте, но рядом не было ушей, которые бы оценили его чувство юмора.

И Джейкоб был готов простить ей этот недостаток.

Когда мир вокруг перестал вести безумный хоровод, а земля ‒ проваливаться под ногами, Джейкоб уже лежал у врача. К его лицу приложили маску, закрывавшую нос и рот, в которую через систему трубок поступал кисловатый газ, и он чувствовал, как с каждым вдохом туман в голове прояснялся, и жжение в груди стало затухать.

Он протянул руку, чтобы избавиться от неудобной маски, но тут же почувствовал, как на неё надавила чья-то рука.

‒ Сделай мне подарок, Джейкоб Фрай, перестань убивать себя, ‒ произнёс родной голос, и ассасин, сфокусировав ослабшее зрение, увидел сестру, сторожившую его покой.

‒ Как я могу убить себя, когда ты составляешь мне такую жёсткую конкуренцию?
Иви нахмурилась и ущипнула брата, явно не оценив шутку. Этой реакции он и ждал.

‒ Не смешно. Тебе повезло, что формулу газа не довели до ума. Иначе бы на мой день рождения выпало сразу две годовщины.

‒ Как жаль, что мне не удалось испортить праздник любимой сестре, ‒ жеманно ответил Джейкоб, и Иви закатила глаза. Иногда она ненавидела его неизменное стремление пошутить в любой ситуации. Даже в такой серьезной!

Дверь в комнату распахнулась, и внутрь влетел обеспокоенный Генри.

‒ Мистер Фрай, ‒ начал он, не зная, куда себя деть от волнения, ‒ я слышал о взрыве, и…

‒ И со мной уже всё в порядке, ‒ погромче ответил Джейкоб, чтобы его услышали сквозь плотный слой резины. ‒ Ради всего святого, утащи мою противную сестру на свидание, иначе она меня задушит своей заботой.

Щёки Иви очаровательно зарумянились, но она не собиралась позволить брату сменить тему столь бессовестным образом.

‒ При всём уважении, мистер Фрай, ‒ опередил её Генри, ‒ я доверяю суждениям вашей сестры, и если она посчитала, что вам рано подниматься с постели, то…

‒ Брось, Грини. Мама Иви излишне волнуется.

‒ Как я могу не волноваться, когда речь идёт о моём маленьком братишке? ‒ возмутилась девушка, не позабыв при этом подразнить Джейкоба.

‒ Это не звучит убедительно из уст сестры, которая совсем теряется за моей спиной.

Иви пожала плечами. Судя по тому, как разговорился её брат, он чувствовал себя прекрасно, и она почти хотела ослабить напор, как вдруг вспомнила, каким его встретила у обломков здания.

Бледным, словно белила. Он отхаркивал алую-алую кровь и даже не узнал её, когда она подбежала к нему. От каждого вдоха он хрипел, как больной пёс, и его ноги готовы были вот-вот уронить тело на каменную дорожку Лондона. По спине девушки пробежал холодок, и она сама чуть не стала задыхаться от кома в горле.

‒ Ты не понимаешь. Мы же родились вместе. Что бы я делала, если бы не успела или…

‒ Но успела. Кстати о дне рождения, ‒ вовремя перебил её Генри, сострадательно сменив тему. ‒ Мисс Фрай, ‒ он по-джентльменски протянул ей руку, и девушка встала, ‒ когда я покидал родную землю, я захватил с собой один предмет…

Джейкоб закатил глаза и поудобнее откинулся на подушки. Генри, конечно, был неплохим парнем и хорошо смотрелся в паре с сестрой, но он был мрачным напоминанием о реальности. Может, Джейкоб и родился вместе с Иви, но жить им предстояло порознь, и от этого становилось немного тяжело на сердце. Она была не просто сестрой ‒ она была его лучшей подругой, она была человеком, которому он мог безоговорочно доверить свою жизнь, и этот человек через несколько месяцев собирался отправиться в Индию. То, что даже этим она пошла в отца, казалось особенно иронично. Джейкоб, как и много лет назад, почувствовал, что Иви стала от него отдаляться, и, как и много лет назад, он ничего не мог с этим поделать.

Вручение подарка завершилось, естественно, поцелуем, и “больной” решил напомнить им о себе. К тому же это был неплохой повод отложить маску.

‒ Это, конечно, мило Грини, но где мой подарок?

Генри растеряно посмотрел по сторонам и перевёл взгляд на свою невесту, ожидая поддержки или подсказки, но она была удивлена не меньше.

‒ Мистер Фрай…

‒ Ты, что, не подготовил мне подарок? ‒ спросил Джейкоб и изобразил глубокую обиду. ‒ Сегодня ведь и мой день рождения тоже!

‒ Хочешь, чтобы он и тебе изъяснился в чувствах, братец? ‒ пошутила Иви, сложив руки на груди.

‒ Это же разобьёт твоё нежное сердце, да как я посмею? Нет, серьёзно, где мой подарок? ‒ спросил он и протянул руку, мол, давай сюда, хотя прекрасно знал, что ничего в неё не попадёт.

Генри вконец смутился и уже стал придумывать оправдания, как Джейкоб “решил” проявить сравнительное милосердие.

‒ Хорошо. Я младше на четыре минуты, так что у тебя ещё есть четыре минуты, чтобы не обидеть меня. А ты ведь не хочешь обидеть меня, да? Я же всё-таки родной брат твоей невесты.

‒ Прошу прощения, ‒ смущенно пробормотал Генри и, не желая упускать такой золотой шанс, выскочил на улицу.

Улыбка Джейкоба растягивалась от уха до уха.

‒ Проклятый манипулятор, ‒ с лёгкой усмешкой произнесла Иви и вновь заняла место рядом.

Отсутствие удивления на её лице говорило не только о том, что она догадывалась о бесхитростном расчёте Джейкоба, но и, что гораздо важнее, о том, что она тоже ждала, пока Генри не оставит их вдвоём. Она вскоре помрачнела и затем совершенно неуверенно - настолько неуверенно, что Джейкоб засомневался, видел ли он её такой прежде, - спросила:

‒ Как ты думаешь, я совершу большую ошибку, если оставлю братство в Лондоне и отправлюсь вместе с ним в Индию?

В голове Джейкоба, хитро потирая ладони, тут же проснулся чёртик мол, вот он твой шанс, не упусти, отговори её! Возможность сама прыгнула ему в руки, и младшему близнецу оставалось только схватить её покрепче. Он уже даже знал, как ответить: надавить на то, что отец ставил задачи братства в первую очередь, что они продолжали его наследие в Лондоне, что оставались тысячи обездоленных сирот, каждый день ожидавших свершения справедливости, и Иви ‒ в этом сомневаться не приходилось ‒ купилась бы на это.

Купилась бы. Если бы Джейкоб так сказал.

‒ Ну хоть ты сделай мне подарок, Иви Фрай, ‒ улыбаясь, произнёс он, но его голос ослаб. Был тому причиной скопившийся яд в груди или принятое решение, он не знал. ‒ Оставь призраков в прошлом. Мы уже поняли, что отец был таким же смертным, как и мы с тобой. Главное, вернись быстрее, чем он. За шесть лет я умру от скуки.

Лицо Иви мгновенно просияло, и он вдруг понял, что эти слова значили для неё больше, чем он когда-либо дал ей - или сможет дать вообще. Для сестры только он - не бабушка, не Генри и, возможно, даже не их отец - обладал даром снятия с неё невидимого бремени, которое она вознесла на себя много лет назад, и вот наконец спустя столько лет Джейкоб смог им воспользоваться. В конце концов, может, сестра и стала отдаляться, но на этот раз по ту сторону сделки были не сухие уроки, а счастье с любимым человеком, и ради этого стоило пойти на такой обмен.

‒ Я связана по рукам и ногам, ‒ улыбнулась Иви, довольная советом, ‒ я же не хочу вернуться в руины. Надо будет спасти Лондон как можно скорее.

‒ Интересно, откуда такая феноменальная уверенность, что останутся руины?

‒ Прости меня, дорогой брат, что я такого невысокого мнения о твоих разрушительных талантах. Тогда в пустыню. Я не хочу вернуться в пустыню. Идёт?

‒ Другое дело, ‒ удовлетворённо кивнул Джейкоб.

‒ Но ты…

‒ Перестану себя убивать. Тогда с днём рождения?

‒ С днём рождения, ‒ согласилась Иви.

Как же им чертовски повезло, что их было двое.

Форматирование факапнуло, и разрывы между строками неожиданно разбухли, но, надеюсь, это не испортит впечатления.
 

Вложения

  • 6.png
    6.png
    950 KB · Просмотры: 10
  • 5.png
    5.png
    1 MB · Просмотры: 6

Grylls

Объект
Регистрация
28 Фев 2013
Сообщения
742
Реакции
403
Баллы
0
Возраст
29
Ну держись! :D

И там живёт наш папа. Тебе не интересно, что он делает?
Катается на слонах! - ты ж сама только что сказала...

Её легкие горели. Иви пыталась контролировать дыхание, как её учили, ‒ или скорее, как она умела,
Эм... что?
‒ но Джейкоб всё равно бежал впереди
А, вот ты о чем :)

Она ела каши, питалась по строгому рациону, изнуряла себя тяжелыми тренировками, когда он играл в какие-то дурацкие игры, но почему-то росла всё равно медленнее, чем он! Почему?
Эээ, может быть дело в стеройдах? :mellow:

или я-то сумел сохранить свои в сохранности
Сохранить в сохранности... Джейкоб, да ты жжешь!

Иви где-то пропала до позднего вечера
В семнадцать то лет? Хм, действительно, где бы она могла быть?

а затем вернулась домой, промокшая до нитки, но невидимая и бесшумная
Правильно, чтоб не палиться

‒ Не повторится, Иви, ‒ согласился ассасин, и что-то в его голосе заставило близнецов тревожно поднять на него взгляд. ‒ Дорогая, Марта отправилась в очень долгое путешествие.
Ну зачем ты так с Мартой!!! :cray:

Ты совсем не виноват. Ни в этом и ни в том, что ты растёшь быстрее меня. Я такая дура.
Да вовсе не дура! Ну, раз наконец-то поняла, что он тут не причем... стеройды!

но на этот раз по ту сторону сделки были не сухие уроки, а счастье с любимым человеком
А так же возможность покататься на слонах!

В общем, [member=birdroid],прочитал твой фик на одном дыхании (не только потому, что он очень короткий ;) ). В целом: идея, сюжет, стиль письма и т.д. как обычно нравятся, но зачем в нем столько драмы? Конечно заставить читателей рыдать (а у меня в некоторых моментах это было на грани :cray: ) это идея выигрышная, но все равно хотелось чего то повеселее (даже за всю игру грустных моментов было гораздо меньше). За шутки Джейкоба и Иви отдельный +

Ах, да, чуть не забыл, поздравляю с третьим местом!
 

birdroid

( ͡° ͜ʖ ͡°)
Регистрация
19 Дек 2013
Сообщения
963
Реакции
624
Баллы
0
Возраст
32
Адрес
Уфа
Сохранить в сохранности... Джейкоб, да ты жжешь!
БУМ. Не спасла многократная вычитка.
А так же возможность покататься на слонах!
Вот да, кто бы от такого отказался? Я точно нет))
зачем в нем столько драмы
Потому что в каноне мрачной составляющей их детства почти не коснулись, как тут удержаться-то?
Ах, да, чуть не забыл, поздравляю с третьим местом!
Спасибо!
 

TIMURGMR

New Member
Регистрация
1 Ноя 2015
Сообщения
2
Реакции
0
Баллы
0
Возраст
27
Йо. фанфик офигенен! Поздравляю) Игры нет конечно, но зато фигурка уверенно будет красоваться на твоих полках дубовых.)
 

birdroid

( ͡° ͜ʖ ͡°)
Регистрация
19 Дек 2013
Сообщения
963
Реакции
624
Баллы
0
Возраст
32
Адрес
Уфа
[member=TIMURGMR], Я ХОТЕЛА ИГРУ

Спасибо за отзыв.)
 
Сверху